Как рассказать родителям о том, что ты гей или лесбиянка? Как не бояться ходить в школу, когда все вокруг тебя осуждают? Где просить помощи, когда даже дома тебе угрожают расправой?
Матвей Крылов встретился с шестью участниками проекта Дети-404 и поговорил о том, как изменилась их жизнь после каминг-аута и что будет с ними, когда они станут совершеннолетними.

Я рада, что высказался профессиональный психолог достаточно хорошей квалификации.
У меня психологическое образование, хотя я не стала работать по специальности. Не сложилось.
Однако, проблема ясна, как день. Нынешнее законодательство не только дискриминирует ЛГБТ-граждан, но и не даёт возможности специалистам добросовестно осуществлять свой долг.
Я всегда считала, что на психологов должен распространяться тот же императив, что и на врачей: не навреди.
Но в нынешних условиях добросоветстное исполнение этого в отношении ЛГБТ-граждан поставит специалиста под удар. Наверное в большинстве случаев он просто струсит. Ведь его могут уволить.
Далее - постинг Людмилы Петрановской и ссылка на статью в Учительской газете.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] ludmilapsyholog в "И как мы теперь должны относиться?..."
Дети-невидимки: общество травит не таких, как все

Аня, 15 лет, Тамбов

Два дня назад меня пригласили учителя в учительскую на большой перемене. Там была добрая половина учительского состава. Они настоятельно порекомендовали удалить мне страницу в соцсети. Вот несколько цитат из их речи:

«Как ты не понимаешь, что своими наклонностями позоришь школу?»

«Если уж так случилось, то помалкивай, не стоит грязное белье напоказ выставлять».

«И как мы теперь должны относиться к ученице с лесбийскими склонностями?»

«Фу, какой позор! Надеюсь, что никто еще не увидел, а то такая тень на репутации школы».

Я так растерялась, что не смогла ничего возразить. Немного поколебавшись, удалила страницу. Но теперь в школу ходить стало страшно. Мои одноклассники, зная о моей ориентации, теперь почувствовали поддержку учителей. Они начинают достаточно серьезно надо мной издеваться.

Это только одна цитата из публикации в "Учительской газете" о детях 404 - детях, чья сексуальная ориентация в сегодняшней России считается "ненормальной". Не зная, чем бы еще развлечь публику и как бы еще отмежеваться от богомерзкой заграницы, наши парламентарии приняли закон, который вот все это не только разрешает - а прямо предписывает.

Понятно, в какой сложной ситуации оказались дети и их родители - и хорошо, если они с родителями хоть по одну сторону барррикады.
Но сегодня я хочу поговорить о профессионалах, о педагогах и психологах, которые стали тоже заоложниками этого закона. В нем, напоминаю, как правонарушение трактуется "Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, выразившаяся в распространении информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений..." (выделено мной)

Я часто веду группы в регионах, на которых школьные психологи и психологи государственных центров задают вопрос: что делать, если ко мне приходит ребенок и говорит "Я - гомосексуал"? По закону о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, взрослый человек, который скажет в ответ: "Это нормально, ты не хуже других" - нарушает закон. Так что мы должны говорить? Даже если вынести за скобки наше собственное пофессиональное мнение, просто как законопослушные граждане?  "Ты, милый, асоциальный урод, но если хочешь, мы можем поговорить об этом"?

Ладно, консультация проходит один на один. Но вот если ребенка начинают травить в классе, и психолога просят с этим поработать, он должен прийти к детям и сказать - что? "Это очень плохо, что ваш одноклассник - такой, но вы его не обижайте. Пожалейте несчастного. Может, он еще исправится". Потому что если вдруг он скажет, что это не вина и не болезнь, что люди с другой ориентацией не "распущенные", что они точно так же любят, заботятся, хранят верность, страдают от разлук, как и все мы - это запрещено законом.
Интересно, есть на этот счет какие-то методические рекомендации?

Я не знаю, были ли прецеденты. У наших граждан с самоцензурой все в порядке, в большинстве случаев все постараются "не обострять". И сам специалист предпочтет не помочь, но не вступить в конфронтацию. И окружение вряд ли начнет писать в прокуратуру жалобу фактически на то, что психолог не стал нарушать профессиональную этику. Аморальность и дикость такой ситуации очевидна, наверное, даже самым упертым. Поэтому все шито-крыто, все тихо тлеет, каждый сам как-то приноравливается,  и если проблема облекается в слова, то только на вот такой группе для своих, среди коллег.

Но такие процессы не могут быть капсулированы только в одной теме. Они токсичны. Все принятые внутри себя решения промолчать, отвести глаза, найти обтекаемые фразы - отражаются на идентичности специалиста, на его контакте с теми, с кем он работает, на доверии, на самоуважении, наконец. Это уничтожает специалиста.

Что все так будет - было ясно с момента принятия закона. Мне очень жаль, что тогда мне не хватило ресурса, просто времени и сил, чтобы внятно высказаться. Мне очень жаль, что тогда не прозвучало консолидированное мнение профессионального сообщества, если не из сочувствия к детям - то хотя бы из чувства самосохранения.

Респект коллегам из "Учительской" и очень хочется услышать наконец мнение коллег-психологов.
Если вы не заметили, на нашу территорию залезли сапогом.

June 2017

S M T W T F S
    123
45678 910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 27th, 2017 07:03 pm
Powered by Dreamwidth Studios